МегаШпора.ru - ГДЗ, решебники, сочинения, афоризмы






Нравственная проблематика творчества В.М. Шукшина

     «Откуда берутся такие таланты? От щедрот народных. Живут на земле русские люди — и вот избирают одного. Он за всех будет говорить — он памятлив народной памятью, мудр народной мудростью». Читаю эти слова Василия Шукшина и невольно думаю, что писатель говорит о себе самом, что он и был «избран», чтобы поведать о своем народе правдиво, глубоко, с любовью. По-другому не объяснить секрет его дара, потрясающего уже не одно поколение.
     Шукшин пришел в литературу со своей нравственной программой, с собственными представлениями о современном человеке. Поставив задачу исследовать народный характер, народное миросозерцание, постигнуть действительность, писатель создал «зарисовки с натуры», эпизоды, этюды, которые в совокупности представили полную картину жизни. Широк диапазон его творчества: от «случаев из жизни» писатель переходит к жанру повести — сказки, от лирики и юмора — к сатире.
     Разнообразны и его герои: рядом с добрыми, непутевыми, наивными «чудиками» мы видим трагические, противоречивые натуры. В любом рассказе подкупает искренность писателя. Шукшин считает, что человеку надо «говорить не сильно подслащенные комплименты, а полную правду, какой бы горькой и жестокой она не была». Мне кажется, речь идет не только о честности писателя, но и о его уважении к людям. Я не могу не согласиться, что высшая форма уважения заключается в том, что «не надо скрывать от человека, каков он».
     Когда я читаю произведения Шукшина, меня привлекают не только его искренность и яркий талант. С первой строчки чувствуется, что вся книга проникнута тем народным духом, который принес писателю людскую любовь. Шукшину посчастливилось стать одним из немногих народных художников, потому что в его сердце всегда существовала сокровенная связь с родиной.
     Мне кажется, невозможно говорить о Шукшине, не вспомнив о его трепетном отношении к родному краю. Мог ли представить себя без этой любви сам Шукшин? Без тени сомнения он утверждает, что писатель может «существовать, двигаться вперед только благодаря силе тех жизненных соков, которыми питает его народная среда». Меня тронуло признание Шукшина : «Родина... живет постоянно в сердце, и образ ее светлый погаснет со мной вместе». Мы знаем, что родные места сформировали личность и талант писателя, дали ему запас нравственной прочности на всю жизнь. Без этого не было бы того писателя, каким стал Шукшин. На мой взгляд, секрет его воздействия на многие поколения и заключается в святой любви к отеческому краю. Потрясли меня слова писателя, обращенные к Родине: «Благослови тебя, моя Родина, труд и разум человеческий! Будь счастлива! Будешь ты счастлива — и я буду счастлив». Я уверен, эта горячая мольба могла идти из глубины любящего сердца, души, нерасторжимо слившейся с родимым краем. Главное в творчестве Шукшина — исследование русского национального характера.
     Писателю удалось правдиво, ничего не скрывая и не приукрашивая, поведать о натуре,о душе, о сущности русского человека . «Русский народ за свою историю отобрал, сохранил, возвел в степень уважения такие человеческие качества, которые не подлежат пересмотру: честность, трудолюбие, совестливость, доброту». Эти слова раскрывают глубину любви и уважения Шукшина к своему народу. В основу такого понимания писателем народного характера легли симпатия и сочувствие. Каждый из его персонажей своеобразен. Кажется, целая пропасть лежит между Пашкой Холмановым и Егором Прокудиным. Однако есть черты и качества, которые роднят героев Шукшина, сближают их и с самим их создателем, и с нами. И они становятся понятными и родными для нас, когда мы замечаем это сходство.
     Пожалуй, одна из главных и самых прекрасных черт, подмеченных Шукшиным в русском человеке, — любовь к Родине. Замечательно точно выразил эту мысль сам писатель: «Я думаю, что...родной воздух, родная речь, песня, знакомая с детства, ласковое слово матери врачуют душу». Всю свою жизнь писатель испытывал желание коснуться той «животворной силы», которая виделась ему на родине. Подобно автору, шукшинские герои осознают мощь и целительные силы родных мест, рвутся домой, мечтая «обрести утраченный напор в крови».
     Вот, например, герой рассказа «Степка» за три месяца до освобождения сбежал из лагеря, чтобы «пройтись разок» по деревне, «подкрепиться». У Шукшина Степка вызывает умиление: «Я такого дурака люблю. Могуч и властен зов Родины, откликнулась русская душа на этот зов — и он пошел».
     Для Шукшина мера всех ценностей жизни — человечность, и нет людского порока страшнее, чем отсутствие человечности. «У человека есть также душа!...Она ...болит!» — яростно доказывает Максим, герой рассказа «Верую!», и за этими словами слышится голос самого Шукшина: «Нам бы про душу не забыть. Нам бы немножко добрее быть... Мы один раз, уж так случилось, живем на земле. Ну так и будь паы повнимательнее друг к другу, подобрее». Эти слова звучат как наказ писателя всем людям, в них слышатся и тревога, и надежда, и вера.
     Из моих любимых произведений Шукшина я особенно хочу вспомнить рассказы «Сны матери», «Материнское сердце», «На кладбище». С почтением и трепетом пишет Шукшин о женщине-матери, самом светлом образе детства, который остается с человеком до конца дней. Разные женщины, разные судьбы, но всех их объединяют терпение, любовь, всепрощение, самоотверженность. Меня восхищают героини этих рассказов, безгранично преданные своим детям, готовые на жертвы ради их блага. Об одной из них в рассказе «Материнское сердце» Шукшин пишет: «Она всю жизнь свою только и делала, что справлялась с горем... Неистребимо жила в ней вера в добрых людей, которые помогут». Словно о ней думает писатель, говоря, что «столько, сколько может вынести русская женщина..., вряд ли кто может вынести».
     Я обратил внимание на слова писателя: «Жалеть и значит уважать, но еще больше». Для Шукшина жалость — это любовь, она не унижает, а возвеличивает человека, и я согласен с позицией писателя, Герои Шукшина далеко не идеальны.
     Некоторые персонажи его произведений поражают меня своей противоречивостью, их трудно понять и оценить сразу. Но, действуя иногда «странно», они руководствуются не личной выгодой, не расчетами. По словам Шукшина, в их думах нет «голой гадкой страсти — насладиться человеческим унижением», им свойственны душевное беспокойство, мучительная внутренняя работа. Часто перед ними стоят сложные, иногда неразрешимые вопросы. И те шукшинские герои, у которых «душа болит», наиболее дороги и близки мне. По-моему, трудно представить большее несчастье для человека, чем полный покой, равнодушие, безразличие к другим людям и к жизни. Страдающая же душа легче поймет другого, скорее откликнется на чужое горе, она более отзывчива. Костя Валиков, прозванный Алешей Бесконвойным, в своей деревне считается чудаком. Казалось всем, что смысл его жизни — баня по субботам, а он размышлял над очень важными вопросами: «Жизнь: когда же самое главное время ее?.. Надо жалеть свою жизнь или нет ?..»
     Жизнь он любил, любил «степь за селом, зарю, летний день», детей. Я читаю рассказ и думаю о том, какое душевное богатство было скрыто в этом человеке. Однако никто его не понимал, а недалекие, черствые, бездушные люди пытались «образумить». Такова судьба многих шукшинских героев: окружающие не пытаются прислушаться к ним, они лишь торопятся наклеить ярлыки: «дурак», «дурачок», «трепло». Нелегко приходится героям Шукшина, которые, глядя на окружающих, невольно спрашивают себя: «Почему они стали злые?» Наверное, на этот вопрос не найти ответа, и писатель, и мы, читатели, с горечью замечаем, как добрые, душевные, честные люди страдают среди хамства, жестокости, равнодушия. И мне передается боль писателя, она наполняет сердце, и в такие минуты особенно дорог Шукшин, заставивший пережить эти чувства. Один из моих самых любимых рассказов писателя — «Чудик». Так называла Василия Егорыча Князева жена. В самом этом слове звучат какие-то ласковые, наивные нотки. Конечно, можно презрительно, сквозь зубы бросить: «Вот чудик!» — но можно произнести это слово нежно, с легким удивлением, даже с умилением. Я думаю, именно такая интонация прозвучала бы в речи Шукшина. Меня поражают в Чудике его открытость, наивность, душевность. Добрый, отзывчивый, скромный, он смотрит на мир детскими глазами. Как искренне восхищается он самолетом! С каким самозабвением расписывает детскую коляску! Вся трагедия Чудика в том, что, обращаясь к людям, он ждал в ответ доброго отношения. К сожалению, многие лишь обижали его, смеялись над ним, не задумываясь о том, какую боль причиняли Князеву: «Когда его ненавидели, ему было очень больно. И страшно... И хотелось куда-нибудь уйти подальше отлю- дей, которые ненавидят его или смеются». Но Чудик только страдает, в душе его не остается ненависть к обидчикам. Хорошо, что есть на свете люди, которые не помнят зла и умеют прощать. А как много таких душевных людей окружает нас! И мы, не замечая их уязвимости, слишком часто, не задумываясь, обижаем их. Шукшина огорчали и возмущали горькая правда и несправедливость, и эти чувства слышатся в его рассказах.
     По словам М.Шолохова, Шукшин «рассказал о простом, негероическом, близком каждому так же просто, негромким голосом, очень доверительно». Бесхитростность, сокровенность его произведений сближает его с читателями. Он просто отвечает на жизненные вопросы и не заставляет, а словно просит задуматься, «про душу не забыть», стать немного добрее. Я думаю, редкий человек не найдет на страницах шукшинских произведений что-то свое, затронувшее душу. Ценности, проповедуемые писателем, понятны каждому человеку, но все же Шукшин — истинно русский писатель. «Твой сын, Россия, горячий братнаш», —проникновенно точно назвал свою статью о Шукшине В.Распутин. Шукшин — один из многих писателей, о ком можно сказать так: «Сила его искусства возбуждает в нас желание породниться с ним». Мы видим в писателе те качества, которыми он наделяет своих героев: доброту, широту душевную, любовь, искренность, стремление к справедливости, человечность — черты, которые заметил Шукшин в русском человеке.
     Ежегодно, в конце июля, в день рождения писателя, в Сростках, на горе Пикет, собираются тысячи людей. Они приезжают на родину писателя, как будто к самому Шукшину. Вот что сказал по этому поводу В.Астафьев: «На эту гору с каждым годом будет все больше народу приходить, потому что значение художника Шукшина нами еще до конца не осознано». В чем же оно? Один из ответов на этот вопрос, с которым согласен и я, принадлежит В.Распутину: «Если бы потребовалось явить портрет россиянина по духу и лику для какого-то свидетельствования на всемирном сходе, где только по одному человеку решили судить о характере народа, сколь многие сошлись бы, что таким человеком должен быть он — Шукшин».