МегаШпора.ru - ГДЗ, решебники, сочинения, афоризмы






Лирический герой М.Ю. Лермонтова

     Особенностью лирики Лермонтова, на мой взгляд, является внутреннее единство лирического героя. Герой постепенно меняется, «движется», движение это значительно замедленно по сравнению с развитием лирических героев других поэтов XIX века.
     Лирика Лермонтова (наряду с поэзией Жуковского и ранним творчеством Пушкина) стала взлетом русского романтизма. Лермонтовский лирический герой — герой романтический. Он наделен всеми отличительными чертами романтика — он борец, страдалец, мятежник, поэт, любовник, даже пророк...
     Однако особенно сильна в образе романтического героя лермонтовская тема одиночества:
     Одинок я — нет отрады:
     Стены голые кругом,
     Тускло светит луч лампады
     Умирающим огнем.
     Одиночество приобретает самые разные черты: это и заточение (как в приведенном отрывке), и одиночество неразделенной любви, и одиночество человека в мире.
     Во многих стихотворениях («Дума», «И скучно, и грустно...») появляется тема одиночества личности, связанная с темой поколения. Здесь мы сталкиваемся с одной из основных идей Лермонтова — идеей разрушающей душу рефлексии, болезни, убивающей, по мнению поэта, все его поколение в целом и замыкающей личность на себе самой:
     Мы иссушили ум наукою бесплодной,
     Тая завистливо от близких и друзей
     Надежды лучшие и голос благородный
     Неверием осмеянных страстей...
     Лучшее, что есть в человеке, — его чувства — «исчезают при слове рассудка», рефлексия убийственна для чувств и веры. Автор причисляет свое лирическое «я» к «заблудшему» поколению, тем самым сравнивая лирического героя с «плодом, до времени созрелым». Тема ранней смерти — традиционная тема романтической литературы, но Лермонтов вносит в нее нечто свое: он пишет не о ранней физической смерти, а о смерти самого романтического чувства, смерти, вызванной прежде всего неверием и отсутствием цели:
     К добру и злу постыдно равнодушны,
     В начале поприща мы вянем без борьбы;
     Перед опасностью позорно малодушны,
     И перед властию — презренные рабы.
     Борьба — сущность романтической натуры: парус (в одноименном стихотворении) борется с враждующей стихией, а стоит буре смолкнуть — парус сам начинает искать и «просить» бури, потому что он не ищет счастья и «не от счастия бежит».
     Внутренний разлад в человеке, разлад, о котором мы говорили в связи с темой разрушительной рефлексии, также не может не порождать конфликта и борьбы в душе человека. В стихотворении «Как часто пестрою толпою окружен...» Лермонтов противопоставляет внутренний мир своего лирического героя внешнему реальному миру:
     ...Мелькают образы бездушные людей,
     Приличьем стянутые маски.
     Образ маски и маскарада вообще появляется у Лермонтова очень часто, символизируя ложность и, главное, бездуховность мира, в котором существует лирический герой:
     ...Как ветхая краса, наш ветхий мир привык Морщины прятать под румяна...
     Тема Веры и безверия тесно связана с темой борьбы. Романтический герой Лермонтова бросает упрек Богу в несовершенстве мира:
     К чему творец меня готовил,
     Зачем так грозно прекословил
     Надеждам юности моей?..
     Добра и зла он дал мне чашу,
     Сказав: я жизнь твою украру,
     Ты будешь славен меж людей!..
     Демонический и романтический герои поэм Лермонтова «Демон» и «Мцыри» отрицают Бога, не принимая мира, в котором живут. Однако Лермонтов, видевший причину «блуждания» личности именно в неверии, в отсутствии идеалов, не мог не привести романтическую личность к согласию с Богом. Именно поэтому лермонтовский лирический герой находит в мире нечто такое, что примиряет его с небесами. Для лирического стихотворения «Когда волнуется желтеющая нива...» таким примиряющим началом становится природа:
     Когда студеный ключ играет по оврагу
     И, погружая мысль в какой-то смутный сон,
     Лепечет мне таинственную сагу
     Про мирный край, откуда мчится он, —
     Тогда смиряется души моей тревога,
     Тогда расходятся морщины на челе, —
     И счастье я могу постигнуть не земле,
     И в небесах я вижу Бога...
     Мысль «погружается в сон», освобождая чувства; а «мирный край», любовь к нему и единство с ним дают возможность герою «увидеть» Бога.
     В некоторых стихах Лермонтова романтическим героем- борцом становится Наполеон. Образ вечного бунтаря, познавшего вершину власти и глубочайшее падение, традици- онен для русской романтической лирики. В Наполеоне (как и в Байроне) для Лермонтова сочетались все черты романтического героя: бунтарство, бегство, изгнание, борьба со всеми и со всем :— и одиночество героя как личности:
     ...Стоит император один —
     Стоит он и тяжко вздыхает,
     Пока озарится восток,
     И капают горькие слезы
     Из глаз на холодный песок...
     В русской литературе традиционно взаимоотношения поэта и толпы воспринимались как неизбежный конфликт. Сама же тема занимала почетное место в лирике любого автора, причем образ поэта всегда был сближен с образом лирического героя. Не исключение здесь и Лермонтов, однако разрешение конфликта поэта и толпы у него очень своеобразное. Если толпа традиционно наделялась эпитетами «глухая», «бездушная», а в сердце ее вселялась корысть, бездуховная приземленность, образ поэта сближался с образом пророка, певца, изгнанника.
     Лермонтов решает конфликт иначе. С одной стороны, он более уважительно изображает саму толпу:
     ...Средь них едва ли есть один,
     ' Тяжелой пыткой не измятый,
     До преждевременных добравшийся морщин
     Без преступленья иль утраты!
     С другой — он в стихотворении «Поэт» 1838 года представляет читателю два типа поэтов, утверждая, что каждый век, каждая «толпа» рождает «своего» поэта, что поэт един с толпой, он нужен толпе — и толпа нужна ему. Презрение к толпе Лермонтов называет той «ржавчиной», которая разъедает сияющий клинок его таланта.
     Лермонтовский поэт — совершенно особый тип лирического героя. В конфликте поэта с миром автор пытается сохранить объективность, не встает однозначно на сторону поэта (за исключением стихотворения «Смерть Поэта», где конфликт развивается иначе — не между поэтом и толпой, а между поэтом и властью, первый становится жертвой, героем и приобретает тем самым все симпатии автора). В конце творчества появляется «осмеянный пророк», где образ поэта, не выполнившего своего назначения, полностью лишается авторских симпатий.
     В целом же, как уже говорилось, к концу творчества все чаще и чаще в лермонтовской лирике начинает появ- литься совершенно новый тип героя, только на первый взгляд отличающийся от типично лермонтовского.
     Новый образ человека простого, обыкновенного и усталого, появляющегося в стихотворениях «Валерик», «Родина», «Завещание», «Соседка», «Выхожу один я на дорогу...», глубокими корнями связан с лермонтовским романтическим героем. Старые мотивы героизма, любви, разлуки, свободы получают новое звучание: героизм рассказчика в «Бородино» становится практически будничным, романтическая разлука уступает место наказу другу «все ей рассказать», лексика романтическая сменяется сниженной, прозаической; тема свободы остается, но связывается это понятие уже не с борьбой, а с покоем («я ищу свободы и покоя!»).
     Таким образом, эволюция лирического героя не разрушает единства его образа.