МегаШпора.ru - ГДЗ, решебники, сочинения, афоризмы






Басенное творчество И.А. Крылова

     Но как же быть? Теперь я старе становлюсь:
     Погода к осени дождливей,
     А люди к старости болтливей.
     И. Крылов
     Басни Ивана Андреевича Крылова (1768-1844) принадлежат к наиболее известным и давно уже признанным выдающимся явлениям русской классической поэзии.
     Общеизвестность, доступность чтения и даже обязательное знакомство с баснями еще в детстве обусловили несколько упрощенное представление о них. А между тем это очень серьезное искусство, занимающее определенное место в истории русской поэзии. Басенный язык Крылова, в особенности его персонажей, обладает нестареющей живостью, яркой образностью и несомненной связью с народным языком. Крылов использует в своих произведениях достижения русского фольклора, различных стилей разговорной речи и более старые языковые пласты Руси XVI-XVIII веков.
     О высоком мастерстве речевой характеристики басенных образов Крылова лучше всего свидетельствуют такие его произведения, как «Лисица, и Сурок», «Лжец», «Щука и Кот», «Обоз» и другие.
     Сопоставление басен «Рыбьи пляски», «Крестьянин и Овца», «Щука», «Синица», частично стилизующих официальный язык различных ведомств и эпох, показывает, что стилизация с вариантами интонации (иронической, комической) играла важную роль в басенном творчестве поэта.
     «Куда так, кумушка, бежишь ты без оглядки?» —
     ...
     «Ох, мой голубчик-куманек!
     Терплю напраслину и выслана за взятки»...
     («Лисица и Сурок»)
     Беда, коль пироги начнет печи сапожник,
     А сапоги тачать пирожник,
     И дело не пойдет на лад.
     Да и примечено стократ.
     Что кто за ремесло чужое браться любит,
     Тот завсегда других упрямей и вздорней:
     Он лучше дело все погубит
     И рад скорей
     Посмешищем стать света,
     Чем у честных и знающих людей
     Спросить иль выслушать разумного совета.
     («Щука и Кот»)
     С другой стороны, в крыловских баснях велико значение и речи диалогической. Эти две речевые стихии оттеняют авторскую речь, выдержанную в литературной норме эпохи. Но нередко Иван Андреевич прибегает к народно-разговорной речи:
     Ан в деле вышел оборот Совсем не тот.
     Есть у автора басни, которые написаны нейтральным стилем, например, «Крестьянин и Река».
     Но что ж? как подходить к Реке поближе стали
     И посмотрели, так узнали,
     Что половину их добра по ней несет.
     Тут, попусту не заводя хлопот,
     Крестьяне лишь его глазами проводили;
     Потом взглянулись меж собой
     И, покачавши головой,
     Пошли домой.
     Именно демократизм стиля Крылова и был главной причиной предубежденного и даже почти враждебного отношения к нему со стороны князя П. А. Вяземского и некоторых других дворянско-аристократических критиков. Тяготение автора к демократизации поэтического языка оказало на русскую литературу сильнейшее воздействие. Критик Морозов отмечал, что Крылов писал в тот период, когда русский язык только складывался, и поэт был одним из его создателей. «То, что нам сейчас кажется простым, понятным, бесспорным в баснях Крылова,— лишь результат огромных, исторических усилий самобытного и независимого таланта. Иван Андреевич стал пользоваться народным языком еще до А. С. Грибоедова и А. С. Пушкина. Он опередил свое время на целую эпоху — и притом эпоху интенсивнейшего развития языка! Еще сложнее вопрос о свойственном Крылову-баснописцу стиле в широком смысле слова. Совершенно справедливо решение, что басни Ивана Андреевича реалистичны. Их образы оказали сильное воздействие на формирование творчества А. С. Грибоедова, А. С. Пушкина и Н. В. Гоголя.
     Действительно, даже в ранних крыловских произведениях: «Разборчивая Невеста», «Ларчик», «Музыканты» — мы имеем дело с определенно выраженными образцами реалистического воспроизведения русской жизни начала XIX века. В басне «Муха и Дорожные» поэт рисует дышащую жизнью и непринужденностью жанровую картинку:
     В июле, в самый зной, в полуденную пору,
     Сыпучими песками, в гору,
     С поклажей и с семьей дворян,
     Четверкою рыдван
     Тащился.
     Кони измучились, и кучер, как ни бился,
     Пришло хоть стать. Слезает с козел он
     И, лошадей мучитель,
     С лакеем в два кнута тиранит с двух сторон:
     А легче нет.
     Но реализм в баснях Крылова осложняется тем, что соседствует с чертами классицизма и сентиментализма. Примерами тому могут служить басни «Собачья дружба», «Ручей».
     Относясь отрицательно к крепостному праву, автор мог говорить о страданиях народа иносказательно. И только в черновых записях поэта можно обнаружить попытку ввести в басню стих, раскрывающий истинное положение дел:
     Народ белугой выл.
     Цензура никогда бы не пропустила такое в печать. Поэтому иносказание следует признать характерной особенностью крыловского творчества. У него крепостные крестьяне действуют в виде рыб, овец, коня; помещики — в виде волков и мужика. Царь традиционно изображался орлом или львом. Именно эту сторону басенной сатиры Крылова имел в виду А. Грибоедов в «Горе от ума».
     ..А если б, между нами,
     Был цензором назначен я,
     На басни бы налег; ох! Басни смерть моя!
     Насмешки вечные над львами! Над орлами!
     Кто что ни говори:
     Хотя животные, но все-таки цари.
     Иносказание и затемнение истинного смысла текста имеют у Крылова разные оттенки. В басне «Волк и Лисица» есть такие строки:
     Охотно мы дарим,
     Что нам не надобно самим.
     Мы это басней поясним,
     Затем что истина сноснее вполоткрыта.
     Встречаются у Ивана Андреевича и явные иносказания. Например, в басне «Тришкин кафтан» заключительное нравоучение переносит смысл произведения из прямого в иносказательный.
     Таким же образом, видал я, иногда
     Иные господа,
     Запутавши дела, их поправляют,
     Посмотришь: в Тришкином кафтане щеголяют.
     Творчество Крылова тесно связано с русской и мировой басенной традицией. В отдельных случаях Иван Андреевич будто стремился к дословному повторению своих предшественников — Дмитриева, Измайлова, Неведомского — в баснях «Петух и Жемчужное зерно», «Дуб и Трость»... В других, в отличие от Лафонтена и ряда авторов, Иван Андреевич полностью независим в теме и ее трактовке.
     В басне «Туча» речь идет об обиде, нанесенной крестьянству. Противопоставление крестьян и помещиков получило кристально ясное и весьма своеобразное освещение в знаменитой басне «Листы и Корни». Окрашенная лиризмом, басня эта носит сравнительно примирительный характер во взаимоотношениях порабощенного крестьянства и питающегося его соками дворянства («Красуйтесь в добрый час!»). И все же вслед за этим раздается предостережение:
     «Да только помните ту разницу меж нас:
     Что с новою весной лист новый народится,
     А если корень иссушится,—
     Не станет дерева, ни вас».
     Басня «Волк и Крот», напротив, взаимоотношения между дворянством и народом передает в виде острейшего конфликта.
     Крыловские издания 1815-1816, 1825, 1830, 1834 и особенно 1843 года представляют самостоятельные, совершенно законченные памятники литературно-публицистической мысли. Творческая многогранность Ивана Андреевича гениально воплотилась в его лучших творениях, остающихся непревзойденным «эталоном» жанра и оказавших влияние на творчество мастеров слова: М. Е. Салтыкова-Щедрина, Д. Бедного, С. Михалкова.