МегаШпора.ru - ГДЗ, решебники, сочинения, афоризмы






Поэтическое достояние Земного Шара (поэзия В. Хлебникова)

     По-моему, Велимир Хлебников - одна из самых ярких фигур русской авангардистской поэзии "серебряного века" и вместе с тем советской поэзии, хотя творчество Хлебникова в СССР долго не признавали. Может быть, он еще и самый русский, и самый непонятный и непонятый поэт. Я помню эту фамилию от отца, который в молодости доставал ксерокопии стихов Хлебникова и подшивал их в тетрадочку, в которой даже буквы трудно было разобрать. Тогда такие были ксероксы. А Хлебников в старое время был запрещен.
     Мы же учим его по школьной программе, поэтому он для нас не такой уж загадочный поэт. Хотя многое в нем еще остается для меня загадкой. Загадкой он был и для современников, надо думать. Всем из его окружения казалось, что Хлебников разделял панславистские иллюзии. Сборник своих стихотворений он горделиво именовал "Изборник" - по названию свода древнерусских летописей. И вместе с тем примыкал к футуристам, в среде Д. Бурлюка и В. Маяковского называл себя "будетлянином", по названию их ли- тературно-художественного объединения.
     Думаю, кубофутуристы пытались использовать "великого гения современности" как знамя в своей борьбе с символистами и акмеистами, потому что он умел писать лучше их всех. Сам Хлебников мало с кем водился, а искал "собеседников" во всей мировой культуре - от Эхнатона, Пифагора, Jlao-цзы, Иисуса и Ариабхаты до новейшей физики того времени, от Низами, Леонардо и Пушкина до Уэллса, Скрябина и Пикассо.
     Он подписал пресловутый "Манифест футуристов", но мировоззренчески так и остался непонятым своими соратниками и даже читателями почти через сто лет. Он весь был думами в прошлом, но устремлялся мыслью из прошлого в будущее. Всю жизнь занимался "осадами" времени, слова и социальных проблем человечества. В духе Лобачевского он создал учение о "воображаемой филологии", "самовитом слове" и словотворчестве. Выражаясь современным языком, он создал "виртуальную словесность", чем стал в ряд великих ученых-филологов. Уже не вызывает улыбки его "Заклятие смехом":
     О, рассмейтесь, смехачи!
     О, засмейтесь, смехачи!
     Что смеются смехами, что смеянствуют смеяльно,
     О, засмейтесь усмеяльно!
     О, рассмешище надсмеяльных - смех усмейных смехачей!
     О, иссмейся рассмеяльно, смех надсмейных смеячей!
     Смейево, смейево,
     Усмей, осмей, смешики, смешики,
     Смеюнчики, смеюнчики.
     О, рассмейтесь, смехачи!
     О, засмейтесь, смехачи!
     Тут как бы филологическая игра типа "глокой куздры". Стих дидактически демонстрирует богатые возможности русского стихосложения, а может быть, открывает новое направление в стихотворчестве.
     От преобразования фольклорно-мифологических традиций Хлебников пришел к идеям единого "звездного языка" для всех землян. Возможно, мы еще расшифруем в будущем эти строки:
     Бобэоби пелись губы,
     Вээоми пелись взоры,
     Пиээо пелись брови,
     Лиэээй - пелся облик,
     Гзи-гзи-гзэо пелась цепь.
     Он составлял проекты "государства времени", общественных "Предземшаров" ("Воззвание Председателей Земного шара"), противопоставляемых "государствам пространств". В этом я с Хлебниковым вполне согласен - государству надо противостоять, иначе оно всех поселит в казармах и будет строить на плацу. Но в то время большевики были только тем и заняты, что строили "новое государство". В таком государстве Хлебникова ждала уникальная судьба поэта-ученого-мыслителя, бессребреника и подвижника, "одинокого лицедея", не увидевшего в печати ни одного самостоятельно составленного сборника своих стихов.
     Хлебников, очевидно, станет доступен только нам, детям 21 -го века. 20-й век еще не мыслил столь глобально. Хлебников, как видно по его стихам и статьям, не признавал никаких авторитетов - ни литературных, ни политических. Мы стали ближе к поэту, чем были наши отцы.
     Ведь он вступал в творческую полемику не только с поэтическими традициями Пушкина и Блока в борьбе за новый язык художественной литературы и "свободный стих", но и в полемике с Лениным становился "вплотную и вровень" с "вождем мирового пролетариата":
     Роже басурманов
     Пусть кричат вожаки,
     Плюньте им в зенки!
     Будьте в вере крепки...
     Наверное, он противопоставлял себя в творчестве даже "вождю всех времен и народов" - Владимиру Ленину, от имени которого в свое время трепетал весь мир. Считал себя не менее великой фигурой, если выбрал себе имя Велимир - "повелевающий миром". Только вот Владимир Ленин ("владеющий миром") хотел подмять под идеологию коммунизма весь мир в своей "мировой революции", а Хлебников привносил свой пафос единства Востока и Запада, Севера и Юга в виртуальное надмировое пространство будущего. Он был противником ленинского видения коммунизма, хотя нарочито высказывал свою жизненную антибуржуазность в публицистике. Собственно говоря, он мог стать крупнейшим идеологом будущего Советского Союза, поэтому с поэтом "незаметно" расстались даже самые близкие друзья, если окружение Хлебникова можно было назвать его друзьями.
     Поэт опередил по полету мысли всех своих современников. Особенно понятным для 21-го века станет его экологическое ми- ровидение единства человека и природы. Поэт в жизни хотел слиться с миром природы, ходил босиком, сводил свои жизненные потребности к прожиточному минимуму, чем был в некотором смысле близок к учению Льва Толстого.
     Возможно, если бы не ранняя смерть, Велимир Хлебников смог бы дойти до основания новой веры, о чем помимо Толстого задумывался и Максим Горький, и Авдий Каллистратов из романа Чингиза Айтматова "Плаха". Многое в нынешней дианетике и сайентологии совпадает с нравственными посылами Хлебникова. У него тоже были опыты неклассического сплава искусства и науки, попытки синтеза естественнонаучного знания с гуманитарным. Страстное желание "стать звонким вестником добра" (стихотворение "Гонимый - кем, почем я знаю?..") могло вплотную подвести поэта к проповедничеству, если бы он дожил до 60-х годов прошлого века. Собственно говоря, весь его стиль жизни и взгляды воплотились потом в хиппи - "детях солнца". Наверное, он мог бы стать их вождем. По крайней мере, его страстное "богоборчество" во имя новой веры как "сверхверы" говорит нам об этом.
     Может быть, счастье его в том, что он умер рано. Красноармеец и сторонник советской власти, он клеймил позором и расстрел царской семьи, и ужасы Чека. Большевики не простили бы ему разработку принципов нового внерыночного обустройства-всеобщего "Ладомира", который ничего общего не имеет с плановой социалистической экономикой бывшего СССР. Ведь Хлебников не просто поэт, а ученый и мыслитель. Увлекаясь идеями неэвклидовой геометрии Лобачевского, он поклялся найти "основной закон времени", который управляет историческими катаклизмами, судьбами людей и всем мирозданием. Но ведь судьба мира в то время была предсказана Марксом: переход от капитализма через социализм - к коммунизму, самому "светлому будущему" человечества. Остальное - ересь.
     Думаю, Хлебникову еще надо прийти в третье тысячелетия со своими поэмами, прозой, пьесами, а также статьями по экологии, биологии, историософии. Мы его слишком мало знаем. Что-то я книг Хлебникова, "Короля времени Велимира I", в книжных магазинах не видел, за исключением школьных хрестоматий. А старые издания надежно замурованы в государственных библиотеках.