МегаШпора.ru - ГДЗ, решебники, сочинения, афоризмы

Рецензия на самостоятельно прочитанную книгу (по книге А.А. Галича «Возвращение»)

     В книгу известного поэта, барда и драматурга Александра Аркадьевича Галича вошли стихи, автобиографическая проза «Генеральная репетиция», а также песни: песни-рек- виемы памяти О. Мандельштама и Б. Пастернака, знаменитые «Облака», «Когда я вернусь» и другие.
     Вот уже несколько десятилетий звучат с магнитофонных пленок песни этого человека. Значит, его эстетические взгляды созвучны всем добрым и справедливым людям России.
     Книгу «Возвращение» открывает стихотворение «Песня об Отчем Доме»:
     Ты часто мне снишься, мой Отчий Дом,
     Золотой мой недолгий век,
     Но все то, что случится со мной потом, —
     Все отсюда берет разбег.
     Я знаю судьбу А. Галича, и для меня «Отчий Дом» — это образ родины, неподвластный влияниям темных сил. Но эти силы могут повлиять на судьбу «жильцов» этого Дома:
     Как ни странно мне было, мой Отчий Дом,
     Когда некто с пустым лицом
     Мне сказал, усмехнувшись, что в доме том
     Я не сыном был, а жильцом.
     Автор, пользуясь развернутой метафорой, в четырех строках передает ощущение любящего свою родину человека, испытавшего несправедливость власти. Но лирический герой Галича ни в чем не винит Отчий Дом. Он верит в его святость. Он готов разделить с ним любую беду и прийти, если понадобится, вызволять его из огня. Вся поэзия Галича светится благородством отношения к вечным человеческим ценностям.
     Особенно хочу отметить песни-реквиемы памяти А. Ахматовой, О. Мандельштама и Б. Пастернака. В них с особой силой звучит голос Галича-гражданина. Он тонко чувствует трагедию этих людей, потому что они тоже пережили (каждый по-своему) разлуку с Отчим Домом.
     Трагедию Анны Ахматовой автор передает через образ девочки, которая вырастает и мужает для любви и счастья и гордой походкой идет сквозь жизненные испытания:
     На праздник и на плаху
     Идет она, как ты!
     По Пряжке, через Прагу —
     Искать свои «Кресты»!
     Автор заканчивает реквием возвращением героини домой, где она никому не жалуется на свою судьбу: «И никому ни слова — где была...» А последние слова героини прямо обращены к Анне Ахматовой:
     Но с мокрых пальцев облизнет чернила
     И скажет, притулившись в уголке:
     «Прости, но мне бумаги не хватило,
     Я на твоем пишу черновике...»
     Мне даже кажется, что автор не столько стремится этой метафорой передать трагедию большого поэта, сколько утвердить непобедимость своих идеалов, неподвластных темным силам.
     В другой песне-реквиеме памяти О. Мандельштама автор использовал стихи самого Мандельштама, как бы предсказавшего свою суровую судьбу. У Мандельштама есть такие строки:
     И только и света,
     Что в звездной колючей неправде.
     А жизнь промелькнет
     Театрального капора пеной.
     И некому молвить
     Из табора улицы темной...
     Мандельштама и Галича роднит страстная любовь к музыке, поэтому, мне кажется, автор очень удачно и наверняка не случайно начал реквием с музыкального образа:
     Всю ночь за стеной ворковала гитара.
     Сосед-прощелыга крутил юбилей.
     И два понятых, словно два санитара,
     Зевая, томились у черных дверей.
     Автор мастерски переплетает три сюжетных линии: первая — идет обыск в квартире Мандельштама; вторая — жизнь соседа-обывателя, справляющего свой юбилей, а за стеной во время обыска раздается музыка радиолы и блатарь-одессит распевает «Рамону»; третья — строки из приведенного стихотворения Мандельштама, вкрапленные в текст реквиема.
     Песня кончается как бы грустным ответом Мандельштама на безудержную радость влюбленного блатаря:
     Блатарь:
     Рамона! Ты слышишь ветра нежный зов.
     Рамона! Ведь эта песня любви без слов...
     Мандельштам:
     ... И некому, некому,
     Некому молвить
     Из табора улицы темной...
     В данном случае автор как бы корректирует реакцию Мандельштама на беспечность и недальновидность его соседа по Вечному Дому. У Мандельштама нет ни злости, ни раздражения на «соседа», и в этом я вижу все то же утверждение Галичем неистребимой правоты светлых идеалов.
     В автобиографической прозе «Генеральная репетиция» со свойственной автору изобретательностью сведены воедино судьбы великих творцов России, начиная с Пушкина. Автор замахнулся на проблему: не «что значили гении для России», а наоборот — «что значила Россия в их судьбах», и не только Россия. Например, Пушкин связан узами крови с неграми, а Лермонтов с шотландцами, но оба трагически погибли в России. Сам автор попадает в опалу за еще не поставленный на сцене спектакль. Ему вменяют в вину опять же «чужую кровь»: «... Вы что же хотите, Александр Ар-ка- ди-е-вич, чтобы в центре Москвы, в молодом столичном театре, шел спектакль, в котором рассказывается, как евреи войну выиграли?!» Прочитав эту вещь, я еще раз вспомнил расхожую фразу о том, что Россия — кладбище талантов. Вспомнил, чтобы навсегда для себя перефразировать ее. Россия на самом деле не кладбище талантов, а поле боя, где идет смертельная схватка талантов с бездарностями всех рангов и национальностей. А такие таланты, как Галич, продолжают бороться за более достойную участь своей родины, даже находясь в изгнании. Вот что сказал по этому поводу сам Галич в одном из интервью: «... наша обязанность, наш долг — ежедневно и ежечасно помнить о том, что все мы находимся в эмиграции не для того, чтобы спасаться, а для того, чтобы спасать — нашу культуру, нашу веру, наше стремление к правде и добру — спасать их от лжи, насилия и человеческой разобщенности».
     Я считаю, что эти слова Александра Галича могут быть адресованы и нам, живущим в России в эти тревожные дни. Прав поэт — «Вечный Дом» существует не для того, чтобы мы спасались в нем, а для того, чтобы мы его созидали и спасали, если понадобится.