МегаШпора.ru - ГДЗ, решебники, сочинения, афоризмы






Святой от русской словесности

     «Аввакум протопоп принужен бысть житие свое написати иноком Епифанием, - понеже отец ему духовный инок...» - так представляет себя читателю автор этой замечательной книги и сообщает, что отец его был священник Петр, а мать - Мария, в последующем монашестве инокиня Марфа. - «Рождение же мое в Новогороцких пределах, за Кудмою рекою, в селе Григорове».
     Больше мы ничего не знаем о великом русском писателе 17-го века, просветителе и борце за святость земли Русской. Он «осиротел молод, и от своих соплеменников во изгнании» был.
     «Никон, друг наш», - так отзывается он о русском патриархе, творце церковной реформы, который погубил «друга» своего Аввакума в неравной борьбе. Сущность разногласий между «раскольниками» и «государственниками» протопоп Аввакум формулирует кратко и выразительно: «Мы же речем: потеряли ново- любцы существо божие...»
     Нелады «мятежного» протопопа Аввакума с властями начинаются еще до церковного раскола. С молодости он борется за правду и справедливость, заступается за обиженных и обездоленных: «У вдовы начальник отнял дочерь, и аз молих его, да же сиротину возвратит к матери...». А в ответ ему, как пишет автор: «пришед сонмом, до смерти меня задавили... Потом научил его дьявол: пришед в церковь, бил и волочил меня за ноги по земле в ризах, а я молитву говорю в то время». Позже начальник его снова бил и «у руки огрыз персты, яко пес, зубами». Потом наскочил с двумя пищалями, да ни одна не выстрелила.
     Алексей Тишайший всей душой любил Аввакума, уважал его авторитет, очень помогал на первых порах. В новый приход нарядил его царь, но и там Аввакум начинает борьбу с лихоимцами и властными самодурами: «человек с тысячу и сполторы их было, - среди улицы били батожьем и топтали».
     «Великий раскол» взбудоражил Россию, отозвался «великой пагубой воровства» Стеньки Разина. Царь Алексей скрепя сердце выдал протопопа Аввакума на расправу - в десятилетнюю ссылку отправили «ересиарха» с семьей, из Тобольска в Якутию на Лену, где вечная мерзлота, оттуда в забайкальскую Даурию: «Горы высокие, дебри непроходимые, утес каменной, як стена, стоит, и поглядеть - заломя голову!.. На тех же горах гуляют звери многия дикия: козы и олени, и изубри, и лоси, и кабаны, волки, бараны дикие - во очие нашу, а взять нельзя!»
     В братском остроге кинули протопопа на солому в «студеной башне». До самого декабря босой, без рукавиц и шапки лежал будущий святой: «да бог грел и без платья!». Семья вместе с другими ссыльными погибала от голода: кобыла умерла в великий пост, тогда «жеребенка тово вытащили из нея и почали кровь скверную есть. Ох, времени тому!»
     Умирали дети от голода, но вот сотворилось дивное: «Не курочка, а что чудо была: во весь год по два яичка на день давала, сто рублев за такую не жаль. А та птичка, божья тварь вдохновенная, и нас кормила, и сама с нами кашку соснову из котла клевала».
     Последнюю пятнадцатилетнюю ссылку в подземном остроге в Пустозерске писатель принимает с смирением, страдает ведь за грехи свои: «Слабоумием объят и лицемерием, и лжою покрыт, братоненавидием и себялюбием одеян». На людей, терзающих его, обиды не держит, как подобает православному: «Дьявол лих до меня, а человеки все добры». Даже «тишайшего» царя-мучи- теля не поминает злым словом, а себя укоряет: «А не знайся, протопоп, со славными и знатными, лиха тебе не будет».
     Священномученик Аввакум в очищении огнем живым взошел на небо, как гласит народная легенда, и оттуда благословляет святую Русь своей книгой, которой суждено жить в веках, покуда будут живы люди русские.
загрузка...