МегаШпора.ru - ГДЗ, решебники, сочинения, афоризмы






Историческая и художественная ценность литературного наследия Кирилла Туровского

     Кирилл Туровский (1130—1182) — автор ряда слов и поучений, философ, проповедник, поэт. Происходил из знатной семьи, рано увлекся «почитанием книжным» и получил высокое по тому времени образование, учась у отечественных и иноземных книжников, знал языки, в том числе и греческий, изучал все средневековые науки, превосходно владел словом, был блестящим проповедником и писателем, снискав славу русского Златоуста. Уйдя от светской жизни в монастырь, посвятил себя аскезе, но со временем включился в идеологическую и политическую борьбу своего времени на стороне Киева и туровского князя Юрия Яро- славича, по желанию последнего был поставлен в епископы (около 1169—1182) г. Турова, в котором Кирилл родился, прожил всю жизнь и умер.
     Сохранилось много произведений, принадлежавших Кириллу и приписываемых ему. Известны его послания к современным ему политическим и церковным деятелям, а также службы святым и молитвы. Кирилл — оригинальный мыслитель и художник. Пожалуй, вплоть до Державина в русской литературе не появлялся писатель такой силы, значительности и высоты нравственного чувства, как Кирилл — совесть своего нелегкого и бурного времени. Он тонко использует массив традиционных поэтических средств для создания полифоничного по смыслу и ощущению текста. Здесь высокий и житейский планы как бы сосуществуют, знаменуя бесконечную борьбу добра со злом.
     «Притча о человеческой душе и теле», одно из самых известных произведений Кирилла Туровского, имеет и другое название — «Повесть о слепце и хромце». Эта апокрифическая притча использована автором как образное основание художественной ткани произведения, на котором рассматривается философская проблема соотношения духовного и телесного, небесного (высокого) и земного (низкого) в человеке и в человеческой жизни, размышления и деятельности как необходимых, хотя противоположных друг другу сфер человеческого существования. Этот сквозной диалектический спор составляет идейный смысл повести.
     Для писателя XII века богословские проблемы имели особое значение. Однако как настоящий художник Кирилл не ограничивается схоластическими аналогиями из священных книг, а апеллирует к человеческой психологии, отмечая тончайшие оттенки в поведении действующих лиц, которых, как в романе, оказывается немало: это и Бог, и бесы, и сам Кирилл, и многие не названные по именам, но известные современникам личности, в том числе князь Андрей Боголюбский («хромец»; кстати, князь Андрей действительно был хром) и его епископ Феодор («слепец»). Целью повествования является публицистическое рассуждение о взаимоотношении церковной и светской властей, актуальное в те времена. Кирилл выступает сторонником идеи «одного господина» — непосредственно перед монголо-татарским нашествием призыв к единению Руси был патриотическим. Эту мысль вместе с Кириллом разделяли все его прогрессивные современники.
     Таким образом, важные для своего времени действия владимирского князя и ростовского епископа стали поводом для размышлений Кирилла. Обращенный ко всем русским людям текст имел сразу несколько адресатов — отсюда стилевые различия: Кирилл по- разному пишет для Феодора, для князя Андрея, для широкого круга мирян. Автор раскрывает тему полностью, развивая мысль до логического и художественного конца. Народный жанр притчи способствует такому раскрытию темы, поскольку позволяет создать подтекст, свободный от прямолинейных толкований (кстати, сами слова «толкование», «сравнение» и другие, донесенные до нас древнейшими списками повести, вряд ли принадлежат самому Кириллу). Да и в своей богословской части повествование содержит тот минимум церковных знаний, который был известен каждому «начинающему» христианину и со временем вошел в общераспространенный народный миф: Бог насылает дождь, он карает неправедных, душа покидает тело умершего и так далее. Это не теоретический спор богословов, а художественная попытка связать воедино несколько самостоятельных мифологических систем: народное язычество, первоначальное христианство, интеллектуальный уровень средневекового художника.
     Ценность повести, таким образом, заключается и в массе косвенных сведений о быте, морали и мировоззрении людей XII века. Это исключительно «авторское» произведение — большая редкость для XII века: Кирилл проявляет себя не только в подборе мифологических и исторических аналогий, характерных для него толкованиях и сравнениях, но также и в прямых обращениях к читателю, в которых откровенно высказывается о смысле своей повести и при этом (из осторожности ссылаясь на писание) проводит вполне еретическую мысль о необходимости творчески, «с разумением» вчитываться в священные книги, видя в них лишь прецеденты злободневных поступков людей и событий.
     И в других произведениях Кирилла изложение ведется сразу в нескольких планах: конкретно-реалистическом (эпическая основа сюжета), нравоучительном или полемическом — и в символическом, отражающем общечеловеческие и вневременные ценности мира и человеческой жизни. Текст и подтекст объединены у автора общностью темы и композицией, но противопоставлены стилистически и по языку. Исследователь творчества Кирилла профессор И. П. Еремин основным принципом стиля его «Слов», подчиняющим себе все изложение, считал риторическую амплификацию: тема непрестанно словесно варьируется, распространяется включением все новых персонажей и цитат, привлекаются все новые обоснования темы — до тех пор, пока содержание темы не будет полностью исчерпано; она развертывается во всех своих смысловых и эмоциональных оттенках — необычайно картинно, с использованием точной реалистической детали, в многозначности слова, которым Кирилл владел, как никакой другой писатель домонгольского периода.
     Хотя многие сюжеты Кирилл по традиции заимствовал из известных источников (их перечень показывает осведомленность автора в литературе, истории и науке того времени), обработка их является оригинальной. Это художник, который может вдохнуть новую жизнь и в вечный сюжет мировой литературы — об умирающем и воскресающем Боге (как в четвертом «Слове»), о преступлении и наказании (как в «Повести о слепце и хромце»). Из всех риторических произведений Кирилла «Слово» наиболее полно отразило связь с различными жанрами народного творчества, формы которого Кирилл искусно использовал; народный плач, философская речь на диспуте, вдохновенное пророчество умело вплетены в эпически последовательный ряд событий.
     Тонкий и красочный язык Кирилла, его любовь к изощренному слову, к утонченности в выборе метафор и синтаксических конструкций — все это свидетельства на только исторической, но и художественной ценности наследия великого ритора.