МегаШпора.ru - ГДЗ, решебники, сочинения, афоризмы

Загрузка...

«Мы ехали шагом, мы мчались в боях...» (по книге очерков И.Э. Бабеля «Конармия»)

     Великий русский советский писатель Исаак Эммануилович Бабель остался в памяти потомков одинокой вехой на кургане, насыпанном на поле брани в честь павших бойцов Гражданской войны. А его книжный грамотей Лютов в "Конармии", как средневековый хроникер, старательно переносит события на бумагу, стараясь не давать собственных оценок, чтобы остаться объективным до конца. Он сродни тому летописцу-баяну, что ходил в поход с князем Игорем на половцев. Как бы в перекличку с давними веками поход "Буденной армии" на белополяков проходит через Новгороды: Но- воград-Волынский и Новгород-Северский, бывший когда-то наследным уделом злополучного черниговского князя Игоря, угодившего в плен к половцам. Этого совпадения просто не мог не подметить "книжник-талмудист" Бабель.
     Сама книга под общим названием "Конармия" осталась жива только потому, что вышла из печати в 1926-м, а не в 1936 году. Иначе бы ее так изуродовала цензура, что сам Бабель как автор никогда бы не состоялся. Великий маршал революции Буденный не простит писателю горькой правды, которой наполнена до краев эта книга, и расправится с ним в 1939 году.
     Писарчук Лютов незаметно, исподволь готовит читателя к принятию новой этики и эстетики, которую несла народам обновленной Советской России Гражданская война. Новая правда неумолима: рубить - так сплеча! "Именем народа приказываю... - читает двадцатилетний красный генерал Матюша старому барину Никитинскому выдуманное "письмо Ленина", - лишать разных людей жизни..." Слиться воедино с разъяренной массой, чтобы разделить с народом всю ответственность за ужасы Гражданской войны, у автора с его двойником Л ютовым все-таки не получается. Слишком близко они принимают к сердцу каждую смерть врага или соратника. Вопреки традиции иудаизма Исаак Бабель в "Конармии" берет на себя ответственность за все беды несовершенного мира и собирается искупить их беспощадной правдой. Этот нравственный переход закрепляется в своеобразном крещении: летописец Первой конной принимает православное имя Кирилла Васильевича, но с непременной оговоркой: пусть он будет "Лютов". Беспощаден то есть будет к врагам мировой революции, как того требует новая эпоха.
     Красному "выкресту" нелегко, как всякому неофиту, ринувшемуся в "великое безмолвие" кровавой рубки. Библия едина для евреев и христиан. Она с первых страниц указывает нам, что не будет оправдания тому, кто в общем угаре творил зло в надежде, что все спишется на бездумное выполнение свирепых приказов толпы. Каждый сам в своей душе отвечает перед Богом. Земной закон не дает оправдания для нарушителей заповедей, данных с неба.
     Но боевой устав Первой конной для конармейца превыше всякой Библии. На Гражданской войне не нужны сопливые нытики и теоретики. Очкарик с чирьями на тонкой шее и распухшими ногами непростительно нерасторопно выполняет расстрельные приговоры. Лютов намеренно "забывает" зарядить патронами барабан нагана, чтобы не стрелять в людей. Эскадронный командир видит в нем скрытую "контру": "Всего тебя вижу..."
     На органе в польском храме конармейцы одним пальцем отстукивают походный марш. Герой укладывается спать бок о бок с заснувшим навеки старым евреем, которого из-за тесноты некуда вынести. Время такое - и мертвым живые не дают покоя. Земляки из станицы с "говорящим" названием Иван Святой, тяжело раненные, разбивают кладовку госпиталя ради жратвы и спирта, потому что "душа горит и рвет тюрьму тела". Такая вот этика с эстетикой коммунизма выкристаллизовывается.
     Передовые интеллектуалы в России почти сто лет вынашивали в своем сердце идеал революции. И почти каждый ужаснулся, увидев собственными глазами взращенное детище. Каждый из них читал роман "Франкенштейн, или Новый Прометей" английской писательницы Мэри Шелли. И вот теперь один из соавторов создания нового гомункулюса в конном строю "красных кавалеристов" догонял свое ужасное творение, не догадываясь, что тот намеренно уводит его в преисподнюю, как когда-то увел Виктора Франкенштейна, с намерение расправиться. Так и случилась - Исаака Бабеля репрессировали и расстреляли практически без суда и следствия.
загрузка...