МегаШпора.ru - ГДЗ, решебники, сочинения, афоризмы

«Красная звезда» советской литературы (по творчеству И.Э. Бабеля)

     Вряд ли в советской литературе когда-нибудь творил писатель столь блестящей образованности и одаренности, как Исаак Эмма- нуилович Бабель. Рядом с ним можно поставить только Михаила Булгакова и Бориса Пастернака, больше некого. Блистательный оратор и обаятельный собеседник, человек изящных манер и украшение литературных гостиных, он, тем не менее, добровольно избрал себе тернистый путь красноармейца, а в расцвете творчества его ждала сталинская плаха. В раннюю эпоху строительства социализма он признавался международной общественностью, выражавшей симпатии Советской России, одним из ведущих русских писателей. На его прозу печатали рецензии солидные "толстые" журналы Франции и США. В Советском Союзе он был одно время явным лидером среди писателей молодого поколения. Самые ранние рассказы одобрил и помог опубликовать еще до революции сам Максим Горький.
     В годы Гражданской войны Бабель, совершенно штатский человек с плохим зрением и неважной физической подготовкой, под чужой фамилией идет воевать в Конармию Буденного. Честно и правдиво описывает Бабель, как он "замучил" до кровавых язв на спине строевого казацкого коня. Словно на духу, признается, как вписался во всеобщее мародерство - зарубил хозяйкиного гуся и тем самым вызвал одобрение красных бойцов, пригласивших его отведать ворованной свинины из кипящего котла (в новелле "Мой первый гусь").
     Исаак Бабель описывает бесчинство и мародерство с обеих враждующих сторон. Белополяки ни одного целого черепка не оставили в еврейском доме, а красноармеец Лютов брезгливо выговаривает: "Как вы грязно живете, хозяева..." - в новелле "Переход через Збруч". А как тут жить, если самому Лютову придется провести ночь на полу бок о бок с трупом старого еврея, зарубленного белополяками?
     За такие "натуралистские" откровения Бабеля терпели лишь до окончательного утверждения советской власти. Как только большевики почувствовали себя единственными и бесконтрольными хозяевами на русской земле, которым не страшна никакая угроза извне или внутри страны, они начали сотворять свою мифологию о добром красноармейце и злом белогвардейце. Новеллы Бабеля о Конармии вызвали бурную отрицательную реакцию самого маршала Буденного - ведь это почти готовое обвинение для международного трибунала над большевиками, если таковой состоялся бы по примеру Нюрнбергского или Гаагского. Правдивые строки книги Бабеля до сих пор вызывают содрогание у всякого нормального человека.
     Красный маршал Буденный обозвал своего бывшего бойца "ренегатом от литературы", который "оплевывает художественной слюной классовой ненависти" ангелочков-красноармейцев. На первых порах Максим Горький еще как-то смог помочь опальному писателю, великий Горький знал цену таланту Бабеля. Он высоко оценил "Конармию" и даже сказал, что писатель изобразил героев своей книги красочней, "лучше, правдивее, чем Гоголь запорожцев". Поэтому упорно возражал Буденному в оценке этого произведения. Но Горький сам не то что бы решительно вступал в конфликт с тоталитарным режимом Сталина, но все чаще к концу своей жизни чувствовал охлаждение к себе со стороны Кремля. После смерти Горького Бабель лишился последней защиты. Судьба его была предрешена. В 1939 году Бабель был арестован, а через год сгинул в сталинских застенках.
     В 60-е годы 20-го века во время так называемой "хрущевской оттепели" о Бабеле стыдливо вспомнили и стали изредка публиковать его произведения. Но официальная литературная реабилитация Бабеля шла медленно. Ну как можно было тогда упоминать о мифическом "письме Ленина" из новеллы "Жизнеописание Пав- личенки, Матвея Родионыча": "Именем народа и для основания будущей светлой жизни приказываю Павличенке, Матвею Родио- нычу, лишать разных людей жизни согласно его усмотрению". В этой словесной формуле Бабель выразил всю сущность ленинской политики борьбы за власть советов. Политическая "оттепель" закончилась, и мертвый писатель снова подвергся резкой критике, в духе буденновской, но теперь ему вменяли в вину антинаучные взгляды и концепции. Критики писали, что Бабель исповедует "абстрактный гуманизм", который не имеет ничего общего с "классовым гуманизмом".
     Роман-хроника Исаака Бабеля "Конармия" навсегда останется самым главным и правдивым свидетельством эпохи Гражданской войны. Вот это-то и пугало его современников и последующих "борцов идеологического фронта". Но в борьбе с правдой победили все-таки коммунистические идеологи. Они держали под спудом творчество писателя до тех пор, пока литература перестала быть массовым искусством, как классическая опера, музыкальная симфония и высшая поэзия. А крови на экранах и в макулатурных боевиках сейчас столько, что кровопролитием даже малых детей не
     удивить. Хотя герои Бабеля во всех ситуациях старались избежать кровопролития. В одной из новелл "Конармии" главный герой Лютов специально вынимает патроны из нагана, чтобы не убить человека. Боевые товарищи не понимают его и начинают ненавидеть за непростительную классовую слабость.
     Исаак Эммануилович Бабель талантливо развивал гуманистические традиции классической русской литературы, в которой жизнь и счастье человека всегда преобладают над другими ценностями. Во всех своих произведениях о революции и Гражданской войне Бабель обличал геноцид российского народа, стоивший жизни многим неповинным людям, настигший в конце концов и его самого.